Светлана Баннова о своём преображении

Евгения: Всем привет, с вами Евгения Битова, эксперт по настройке семейных отношений и проект #МАМАвПОРЯДКЕ. Сегодня у нас в гостях Светлана. Света привет.

Светлана: Привет Женя. Привет всем.

Евгения: Света, расскажи пожалуйста о себе. Кто ты? Чем занимаешься?

Светлана: Хорошо. С недавнего времени, я консультант по созданию индивидуального стиля в одежде для осознанных женщин. Я помогаю девушкам создавать гардероб на все случаи жизни, и чтобы проблема нечего одеть, никогда не стояла перед ними.

Евгения: С недавнего времени, это ты поскромничала, на самом деле уже второй год пошел как ты занимаешься этим делом. И довольно успешно, насколько я знаю. Я пользовалась твоими услугами с огромным удовольствием. Поэтому, девчонки рекомендую от всей души. Знаю, что все девочки, которые обращались к Свете остались очень довольны. Света, ты ведь не только классный эксперт по стилю, ты еще и дважды мама, ты мама дочки и сыночка, еще ты супруга, хозяйка. Короче, как обычный человек. Да?

Светлана: Да, действительно у меня много ролей. Прежде всего я супруга и мама двоих детей, моей дочке 6 лет, а сыну 2,5 года. И именно находясь в декрете со вторым ребенком я начала осваивать новую профессию. И это произошло с легкой руки Евгении Битовой, с ее поддержкой, и с ее помощью. Большое тебе спасибо.

Евгения: Давай тогда мы расскажем тем, кто будет смотреть, с чего все началось. Почему ты обратилась ко мне? Почему ты говоришь, что с моей помощью? Потому что я не экспертна чтобы помочь людям с профессией. У нас есть классный эксперт, который нам помогает, и тебе и мне в свое время — это Оля Струговщикова. Мы к ней все обращаемся с удовольствием. Расскажи свой путь встречи со мной.

Светлана: Я познакомилась с тобой больше двух лет назад, это было в марте 2015 года. Тогда я только родила второго ребенка и столкнулась, как и многие женщины с послеродовой депрессией. Во второй раз она меня не обошла. Для меня было не обычное состояние — я не знала как с ним справляться, что делать. И пришла мысль обратиться за помощью к психологу. Я нашла твои контакты в “мамской” группе, в которой я состояла и с удовольствием читала. Наверное, я неделю думала писать — не писать, было страшно, было как-то не комфортно с кем-то делиться своими сокровенными переживаниями. Тем не менее я написала, я попросила помощи. И у нас состоялась консультация. Первая наша консультация, в которой я получила поддержку, принятие, помощь, в которой я познакомилась с тобой как с человеком, как с экспертом. Тогда я узнала, что ты тоже супруга и ты тоже мама, при чем у тебя большой опыт, у тебя четыре замечательных сыночка. Я поняла, что тебе довериться можно, ты как никто другой можешь меня понять, можешь знать все мои сложности, все трудности с которыми я сталкиваюсь. И еще внушало доверие то что твои старшие дети, чуть старше моих детей, то есть ты точно прожила весь опыт который я сейчас переживаю, и ты можешь со мной поделиться какими-то секретами, “лайфхаками”,  хотя бы чисто по человечески поддержать, выслушать, тогда мне этого очень не хватала и я получила в полной мере то что хотела.

Евгения: Да, я помню твое первое обращение ко мне. И вспоминая тебя в то время и сейчас — два разных человека. Ты осталась той же — прекрасной, но ты расцвела за это время. Я думаю это только еще начало твоего расцвета. Все самое пышно-цветущее еще впереди. И хочу сказать всем, кто нас сейчас смотрит, что за эти два года мы со Светой работали не однократно. Сейчас она сказала о том, что обратилась ко мне на одну консультацию, дальше были программы. И действительно то, что Света озвучила, страшно, когда чужой человек, говорить о своем совсем не хочется, да и не принято у нас “выносить сор из избы”. А тут нужно говорить о том, что болит.

И забегая вперед скажу, что Света, имея двух маленьких детей, второй как мой младший четвертый, разница в один месяц и оба сыночки, и все это время он был при тебе, ни мам, ни бабушек, ни нянь, только ты один на один со своими детьми. Причем старшая тоже еще маленькая и она часто была тоже при тебе. И несмотря на то, что оба малыша были рядышком, ты смогла за эти два года выйти из этой депрессии, про которую говорила, выйти из того состояния полной апатии, безресурсности, отчаяния. И не просто выйти, а начать реализацию себя в профессии, найти для этого силы, желание, возможности. То есть это возможно! хотя говорят, что “ерунда — она с детьми и что она там сможет сделать?” Сможет. Вот посмотрите этот человек за два года как преобразился!

Света давай приоткроем немножко занавесу, того, как ты это делала. Почему одна не пошла, почему ты решила, что тебе нужна помощь? Ведь у нас принято в обществе, что “я сама должна справиться”. Тем более это не та вещь, с которой нужно обращаться за помощью, я понимаю там: сумки тяжёлые донести, ремонт сделать. А тут изменить мою жизнь, вроде как — сама должна. Что позволило тебе пересмотреть такой взгляд?

Светлана: Прежде всего, реальность жизни. Потому что, как ты уже сказала двое маленьких детей нет особо возможности куда-то отлучится из дома, пообщаться с теми же подружками в кафе, развеяться как-то, немножко движения внести в свою жизнь. То есть я так или иначе должна находится дома вместе со своими детьми и выполнять все соответствующие функции. И возможность в онлайн получить помощь и консультацию — это, наверное, был один из решающих факторов, почему я обратилась за помощью к психологу. Плюс еще, наверное, сыграло не маловажную роль то, что не личное общение и довериться было проще. Ты не сидишь на против человека, а общаешься с помощью гаджетов, мессенжеров, и было из-за этого проще. И еще важную роль сыграл личный пример, когда мы с тобой познакомились на консультации, я узнала тебя поближе, меня очень вдохновил пример работающей мамы успешного специалиста-психолога, который вместе со своими детьми помогает другим мамам. Для меня это было очень вдохновляюще и очень захотелось с тобой продолжить общение и знакомство. И я до сих пор уверенна в том, что личные примеры играют большую роль в развитие человека. И если рядом с человеком есть сильный, успешный, опытный человек, который прошел путь, на который ты только вступаешь, то это залог успеха твоего пути. Мне очень хотелось быть рядом с тобой и я поэтому пришла сначала в одну не долгую программу, а потом и в трехмесячную программу, и до сих пор мы продолжаем общение, и я очень рада, что ты меня познакомила с другими успешными девушками — мамами, которые занимаются самореализацией, в том числе через интернет в онлайн пространстве.

Евгения: Да, ты такую важную тему затронула. Есть такое мнение: “ну как можно обратится к психологу на расстоянии? Разве может психолог помочь по телефону?”.  А мы с тобой работали по телефону, когда работали в живую в программах. А началось у нас все с переписки. Действительно, я по себе могу сказать, особенно когда не привык открываться постороннему человеку, это расстояние — фактическое расстояние между людьми, оно дает большую откровенность. Сейчас ты наверно уже готова встретиться лично, по крайней мере со мной, потому что мы работаем уже давно. То есть если не разу не был, то онлайн формат — он самый оптимальный, особенно для мам, которые постоянно с детьми. Раскрою секрет — ты приходила на сессии со мной вместе с малышами. И у тебя это получалось! Не всегда они спали в это время, и тем не менее твое желание и наша совместная работа сделали свое дело.

Светлана: Можно я еще добавлю Женя?

Евгения: Да, конечно.

Светлана: Было еще ощущение безопасности, а мне кажется в этой ситуации это важно. Когда ты находишься в привычной обстановке, в привычной ситуации — дома, с детьми. Так называемая зона комфорта, и общаться из этой зоны комфорта — это безопасно и это комфортно.

Евгения: Я сейчас подумала, наверное, тут сыграло такую роль что ты тоже участник процесса и если что можешь выключится из работы. Если тебе не понравилось — нажала кнопку и все — ушла! Не надо извинятся и говорить: “извините, я пошел, мне не понравилось!”

Светлана: Тем не менее такого желания не возникало.

Евгения: Не возникало, поэтому такие результаты. У нас с тобой была работа личного характера. Если бы мы говорили с тобой про профессию, про твое дело, то можно открыто было бы рассказать. А тут я понимаю все очень лично, все очень интимно. Скажи пожалуйста в общих чертах — на сколько ты готова рассказать, какие задачи ты ставила перед собой, когда приходила ко мне в программу. Еще раз повторюсь, мы с тобой работали один раз у нас была разовая консультация, потом мы с тобой месяц работали и потом была продолжительная работа в течение трех месяце и месяц еще мы после переписывались. Больше квартала получилась — такая большая работа. Не всем понятно, почему ты так решила? Какие задачи ставила, что нужна была такая длительная работа?

Светлана: Самая главная задача для меня была — это отсутствие ресурса. Многие мамы в декрете сталкиваются с этой проблемой, задачей. Когда нет сил, нет энергии, нет желания, что-то делать, вообще жить. И когда я пришла на первую программу, появились еще задачи во время работы, которые я пыталась по ходу решать, задавать вопросы, спрашивать, как мне быть, что мне делать, с тем, что выплывало. И я поняла на месячной программе, что моих задач слишком много и формат нашей работы — он немножко не вмещает все мои задачи и я не могу получить за это время ответы на все свои вопросы. Тем не менее я хочу сказать, что на основную задачу, с которой я приходила — отсутствие ресурсов, я получила исчерпывающие ответы. Мы с тобой вместе создали интеллект-карту, мы написали план, и я узнала о многих способах наполнения себя энергией, ресурсами, находясь дома с детьми, то есть “без отрыва от производства”.

Евгения: Я немного тебя перебью. Кажется: как можно находясь в том же месте, с теми же людьми, в том же состоянии наполниться ресурсом? Не выезжая, не покидая это место? Возможно, вот Света подтверждает. Я тоже подтверждаю со мной было подобное.

Светлана: Да, это возможно. Более того, для меня наверно было важно именно общение. Общение чисто человеческое. Наш формат конечно же был психолог и клиент, но иногда я себя ловила на мысли, что я с тобой делюсь как с подругой, как с близким человеком, какими-то своими переживаниями и для меня даже это общение, оно было целительным, дарило мне силы и вдохновение. И я не побоюсь повторится, что твой личный пример вдохновил меня на мысль, что было бы здорово и мне поискать способ самореализации. И с этими мыслями я опять же обратилась к тебе, и ты познакомила меня с человеком, который сможет мне в этом помочь.  После первой месячной программы и трехмесячной программой был промежуток времени, за который я осознала, что да действительно у меня появились силы, ресурс. Я научилась восполнять свой ресурс научилась отдыхать дома с детьми. И меня стали одолевать мысли, о тех вопросах, которые поднялись в течение месячной программы, мне захотелось продолжить работу с этими вопросами, они более личные, более глубокие. Я раздумывала стоит ли мне идти дальше в программу, работать с ними, смогу ли я сама с ними справится? И когда я поняла, что справиться самой мне будет крайне тяжело и это потребует огромного временного и эмоционального ресурса — я поняла, что мне нужна помощь. Я не раздумывала о кандидате, который будет мне помогать, я сразу пришла к тебе, потому что был успешный опыт работы в месячной программе. Я знала, что у нас с тобой все получится.

Евгения: У меня возник вопрос, когда я тебя слушала. Что может быть у тебя был такой страх, что я сейчас пойду к психологу и накопаю что-то такое, что мне станет еще хуже. Вот у тебя был такой страх, и, если был как ты с ним разобралась?

Светлана: Конечно же у меня был такой страх. Тогда я стала думать — счастлива ли я сейчас, могу ли я сказать, что мне сейчас легко, свободно, что я счастлива, меня ничего не беспокоит, не волнует. Не буду лукавит, чувство вины меня посещало постоянно, наверно и других мам оно посещает. И тогда твоя фраза о том, что у счастливой мамы — счастливы дети, и когда счастлива и в ресурсе находится мама и жена — счастлив весь дом и другая обстановка в семье, сыграла решающую роль. Я поняла, что нужно начинать с себя. Все-таки нужно уделить себе время и силы, и внимание. И я должна стать счастливой, если не для себя, то хотя бы для своих близких, которых я очень люблю.

Евгения: Получается такой мотив, из-за того, что мы боимся еще эгоизма, что я сейчас начну о себе заботиться и обо всех забуду. И получается забота о себе — изначально забота о близких.

Смотри, ты тоже рассказала о том, что пришла с одним запросом, а когда вот этот запрос даже чуть-чуть закрылся у тебя появилась потребность в новом. И чем больше ты закрываешь свою потребность, тем шире твои интересы, шире твой мир несмотря на то, что ты продолжаешь находиться в той же квартире, практически не выходя из того мира, в котором ты находишься твой мир стал гораздо шире. Вот так получается — находим вроде новые проблемы, но тут же они решаются и появляются новые интересные моменты. Да? Вот так получилось с тобой?

Светлана: Да.

Евгения: В принципе так получается со всеми, просто в твоем примере ты сама проговорила это. И классно, что озвучила. Давай еще обратимся к такому вопросу, что ты говорила, что у нас с тобой были более дружеские отношения. Такое ощущение, о котором мне не одна клиентка говорила, что иногда общаемся как будто нет никакой сессии, не психолог, а вот как будто подруги. Это тебя напрягало? Это тебе мешало? Или наоборот? Или вообще не важно? Как для тебя атмосфера нашей работы, какие ощущения оставила?

Светлана: Я думаю, что мне это помогало. Помогало быть более откровенной, помогало чувствовать себя комфортно, помогало не чувствовать напряжение и не противиться изменениям, которые происходили даже во время сессий, и тем более после сессии. Потому что, не секрет, ты мне сама об этом говорила, что изменения происходят из состояния покоя, когда ты чувствуешь безопасность, комфорт, тогда появляется желание исследования. Исследовать все, что рядом с тобой находиться и интерес, и энтузиазм, и вдохновение. Мне в работе очень помогало отсутствие дистанции, между нами, как специалиста и клиента. Не знаю, я не берусь говорить за всех, но мне было комфортно.

Евгения: Только про тебя здесь говорим сегодня. И вот как раз про изменения, речь зашла о них. Изменения, которые с тобой происходили можно сказать, что это были метаморфозы, то есть это было воспринято как трансформация. Можно сказать что с тобой происходили трансформации?

Светлана: Да. Их очень много. Вот заметить и пальцем показать — внешне они не видны, но они очень глубокие. Трансформации они на уровне сознания и подсознания происходят. Они проявляются в том, как я стала реагировать на жизненные ситуации, которые со мной происходят. Как я стала при этом себя чувствовать, стала ли я при этом чувствовать чувство вины и тому подобные негативные эмоции. Вот в этом очень ярко проявляются мои метаморфозы. Возможно для моих близких это не так явно и не так очевидно как для меня.

Евгения: Ты знаешь, я бы не сказала, что внешне не видно. Я помню после какой-то сессии ты пошла и сделала классную фотку, где у тебя прическа и макияж — вот это было твое внешнее перерождение, ты вернулась к той себе, которую ты давно уже забыла. Забыла, что когда-то такой была. У нас, у мам это вообще такое свойственной состояние. Внешне даже я увидела эти перемены, которые сейчас происходят, как ты преображаешься, это тоже заметно. Скажи ты наблюдала то что в твоих мыслях, в твоих чувствах в твоих эмоциях происходили трансформации, а в отношениях с твоими близкими, с твоей семьей ты чувствовала, что что-то меняется или это не касалось отношений?

Светлана: Конечно же касалось. Мы ведь живем в обществе, и я живу в окружении своих близких. Я хочу сказать, что снизился градус напряжения в отношениях, мне стало как-то спокойнее и комфортнее, думаю, что и моим близким тоже. Конечно же я замечала в отношениях большие перемены, но наверно это слишком личное, я бы не хотела очень углубляться в это.

Евгения: Да, согласна. Ты видишь, что, когда меняешься ты, то и вокруг — в мире, в людях окружающих тебя что-то начинает перестраиваться. А вот про перемены — на сколько это больно? Потому что я знаю, даже вот девочки которые обращались ко мне говорили “ я бы хотела пойти к тебе на программу, но я понимаю, что это долго и больно. Вот это действительно больно? Я по себе могу сказать, что были периоды, когда мне было трудно, когда я сама проходила как клиент. Вот тебе было трудно? Было ощущение что я больше не хочу, мне не приятно? И как ты это преодолевала если это было?

Светлана: Было больно, было трудно. Мне помогала выйти из этих ситуаций ты, прежде всего поддержкой своей. Конечно же ковыряться в себе больно всегда. Не “поле ромашковое” — так скажем. Были откаты, были желания один или два раза какт-о прекратить, приостановить работу.

Евгения: У меня токае было. Мне тоже это знакомо. Хочется сказать: а ну его все больше не надо, больше не хочу.

Светлана: Да взять какую-нибудь паузу.

Евгения: Но ты не махнула рукой, ты не сдалась тогда, то есть могла же ты сказать: все с меня хватит, больше не хочу. Или если вот, конечно, сослагательного наклонения не существует, но вернулась бы назад отказалась или пошла бы снова вперед?

Светлана: Пошла бы снова, я сейчас не сколько не жалею о том что мы продолжили мы и завершили нашу работу, потому что даже по завершении нашей работы, через длительный промежуток времени меня догоняли инсайты, приходили мысли, приходили озарения, которым я очень благодарна. Нет я рада что я продолжила работу, переборола себя. Я просто подумала, о том, что если я не стану этим больше заниматься, то я просто не буду развиваться. Развитие происходит в том числе и через обострение, через боль, как говорят медики “выздоровление через обострение”. Вот, наверное, это мой был случай. Я была очень сильно замотивирована на изменение себя, своего отношения к жизни. Мне очень хотелось поменять свою жизнь, и я понимала, что кроме меня никто этого не сделает, а если я спасую струшу спрячусь, то результат я не получу.

Евгения: И мы его видим этот результат, что ты реализуешь себя в разных направлениях У тебя есть на это ресурсы. Ты живешь, так активно. Не будем об этом рассказывать, но ты мне говорила как активно менялась твоя жизнь — это круто. И я хочу как раз в противовес работе с психологом, поставить работу с тобой. Когда я сама как клиентка к тебе позже обратилась за помощью, чтобы ты помогла мне создать свою капсулу, свой стиль найти — это было вообще не больно. То есть не было страшно услышать от тебя что там у меня фигура какая-то не та, то есть наоборот, когда я пообщалась с тобой не знаю как другие девчонки, мне даже интересно у них узнать, но, когда я с тобой пообщалась я как будто выросла, у меня появились крылья, я почувствовала себя такой красавицей. Когда я стала подбирать одежду, аксессуары, которые рекомендуешь мне ты. Ну просто было супер классно! Поэтому я к тебе еще раз возвращалась повторно за советами и думаю, что попозже еще снова вернусь. Поэтому не всегда бывает больно, вот у тебя — нет. У тебя не больно и очень хочется повторить, как сеансы массажа.

Светлана: Спасибо огромное, мурашки по коже, меня очень вдохновляют твои слова и твои эмоции. Мне очень хотелось, чтобы наша работа была комфортной. На самом деле я тоже ставлю цели, когда работаю с девочками, мне очень хочется показать девочкам красоту, на которую они порой не обращают внимание, которую не видят, к которой привыкли. На самом деле все очень индивидуальные, все очень красивые и мне очень хочется показать внешне внутреннюю красоту. Да, с тобой мне было очень легко, потому что у нас был период длительного общения, я получше тебя узнала и мне было легче показывать тебе на сколько ты красива, на сколько ты великолепно можешь выглядеть и чувствовать себя. Мне очень важно чтобы человек, который обращается ко мне за помощью чувствовал себя при этом хорошо и ему не было больно. На самом деле боли полно в нашей жизни, я хочу дарить радость.

Евгения: Да, это точно. Но вот для того, чтобы начать дарить радость нужно самого себя восстановить, и у тебя это получилось. Ты восстановила себя, чтобы потом дарить миру красоту — это здорово.

Света, самый последний к тебе вопрос скорее это просьба.  Девочки, которые сейчас смотрят, возможно присматриваются ко мне: стоит не стоит, надо не надо. Чтобы ты им сказала для того, чтобы они определились, может быть свои впечатления свои пожелания. Чтобы тебе хотелось сказать тем, кто еще раздумывает, может даже не ко мне, а вообще к психологу, потому что еще не так популярно у нас обращаться за помощью к постороннему человеку, все хочется самим решить. Вот пройдя такой опыт — опыт восстановления себя, опыт преображения себя, скажи что-то тем, кто в начале пути.

Светлана: Я хочу обратиться к тем, кто стоит перед вопросом обращаться ли на первую консультацию. И я хочу сказать, что сейчас очень много удобных предложений, когда можно прийти на краткосрочную консультацию пообщаться лично. Это очень удобно и это очень безопасно, на самом деле вы никому ничего не обязаны и не должны, когда вы приходите на первую консультацию вы знакомитесь, прислушиваетесь к своим ощущениям, можно ли довериться этому человеку. Никто вас не заставляет раскрываться в первую консультацию и открывать все свои болевые точки, признавать в том, в чем не хочется, страшно признаться. Я хочу сказать, что может быть и можно справится самостоятельно с той или иной сложностью, со своими задачами, но вместе с психологом это происходит менее болезненно и быстрее. Если вам действительно нужна помощь, пожалуйста пробуйте, обращайтесь к психологам, приходите на их пробные консультации. Может быть это будут разовые консультации, может это будет какая-то краткосрочная консультация, в которой вы обозначите свои задачи и поймете поможет ли это справиться. Если у вас какой-то один вопрос, который вас достаточно долго беспокоит, то может стоит подумать о том, чтобы прейти в программу, пусть это будет не слишком длительная программа — месячная, но там вы поймете и ощутите по-настоящему результат от совместной продолжительной работы. И потом вы уже будете принимать решение приходить ли в длительную программу или вы будете работать самостоятельно Но я хочу призвать всех девочек, всех мам, кто столкнулся со своими сложностями, со своими трудностями, к тому чтобы вы не замыкались в себе, перестали чувствовать свою вину, какую-то не похожесть, вы уникальны, вы достойны и просить о  помощи это совершенно не стыдно , это —  нормально. И получить помощь — это приятно. И чувствовать себя счастливой, здоровой, отдохнувшей — это здорово, это намного лучше, чем сидеть и переживать. И к этому стоит стремиться и в этом нет ничего постыдного, поэтому я думаю, что каждый творец своей судьбы, своей жизни и от вас все зависит. Хотите быть счастливыми для этого нужно сделать первый шаг. И я думаю, что знакомство с Евгенией — это безопасный шаг.

Евгения: Спасибо Света. Мы с тобой в разговоре обе обратили внимание: и ты сказала и мне хочется озвучить, что это быстрее. Вот за эти два года не смотря на то что ты была с малышами один при чем в садик вообще не ходил другой просто на груди маленький только что родившийся и ты начинала этот путь, то была мама — замученная мама, как я когда-то тоже была такой, какая там работа есть какие-то не понятные женщины — не реальные , в каком-то другом мире, которые и мамы и жены и хозяйки и работают, и даже о них знают про них рассказывают. И прошло всего два года и вдруг ты стала среди этих мам, и теперь те мамы, которые были где-то там вверху они теперь обращаются к тебе за помощью. Это ли не чудо, что с тобой произошло.

Светлана: Это невероятное чудо! Я действительно об этом даже не мечтала, правда!

Евгения: Поэтому, это действительно происходит быстро, это происходит вместе когда, это более поддерживающая среда и результаты конечно радуют. Спасибо тебе Света огромное за то, что ты согласилась открыто пообщаться на такую достаточно личную тему, Я думаю девочки будут благодарны тебе, за твою искренность, за твою откровенность. Я тоже тебя благодарю и за нашу совместную работу, потому что с тобой было работать очень приятно, и ты правильно сказала, что ищите своего специалиста, это действительно важно. Вот Света нашла меня, а я нашла ее, потому что, когда клиент “твой” очень приятно работать, результаты гораздо эффективнее и быстрее происходят.

На этом мы прощаемся. Света спасибо тебе огромное.

Светлана: Женя, спасибо тебе огромное за твою работу, за твою доброту, за твое внимание, за помощь, за знакомство с тобой, за те результаты, которые я получила за период знакомства с тобой. Я очень счастлива с тобой общаться и надеюсь на наше дальнейшее общение.

Евгения: Я думаю сейчас мы друг от друга не потеряемся, это точно.

И так это было интервью со Светланой Бонновой, экспертом по стилю, по созданию красивейших женщин и девушек.

С вами была Евгения Битова, проект #МАМАвПОРЯДКЕ.

До скорых встреч.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *